Сквозь ултанову дверь. Сессия №5

… предыдущая серия.

Не теряя ни секунды Энид строит своих товарищей в боевой порядок. Кто-то пытается возразить «давайте оставим им минимальны шансы на атаку», чтобы можно было танковать и бить одного врага, стоящего в узком проходе, но тактический гений чернокожей воительницы пресекает все споры и выстраивает у узкого выхода коробочку, выставив перед проходом Мелнота и Бладхаунда, вставая с Кху Ямом по бокам от прохода, так чтобы их сперва не было заметно.

В образовавшуюся коробочку набиваются двое черноротых, оставшиеся толпятся в коридоре, ожидая своей очереди, и очень зря. Шнырь оттачивает ранее сработавшую тактику и, зажигая фитиль на банке с маслом, кидает её ровно в центр коридорной группы. Узкий проход делает своё дело, распространяя масло по длине, и трое врагов вспыхивают как свечки на торте.

Времени на обдумывание «как оно работает» я тратить не хотел, поэтому с радостью согласился на предложение «разлить масло подальше из-за узкого коридора», а вот как работает урон у такого снаряда, в смысле нужно ли кидать его и на попадание отдельно для каждой цели — забыл напрочь. Поставил на полях галочку «прописать хоумрул». В итоге одного попадания хватило на всех троих и каждый из них получил 8-1 урона. -1 за то, что персонажи устали, помните? Да, масло уставших персонажей горит хуже. В общем такого урона хватило всем, и они осели у стеночек и на полу на весь следующий раунд подсвечивать коридор и заслонять пламенем тех, кто остался позади. Благодаря тому, что персонажи устали, после этой удачно брошенной банки все броски на урон (даже у двуручных топоров) были 1 или 2, то есть кромсали они врагов по единичке абсолютно все. Вплоть до последнего раунда. Но до него ещё нужно кое-что рассказать.

Общими усилиями удалось свалить одного из зажатых в коробочку черноротого, но его место сразу же заняли две собаки, промчавшиеся между догорающими хозяевами. Про проверку боевого духа я забыл напрочь. И начали кусь-кусь. Лучники решили, что они мега-профи и начали стрелять в этих собак, окружённых 4-мя своими товарищами. Тут-то и начали выпадать единички на попадание. А у нас это рулится автопопаданием в ближайшего своего. Таким образом Шнырь подстреливает Мелнота. Насмерть. Бладхаунд тоже падает от предательского камня. А за ним и Кху Ям. У одного проломлена грудь, второй с повреждённым позвоночником. Обе травмы ведут к потере к3 силы, а подбитый позвоночник не позволяет носить тяжести.

Когда пламя затухает, вор забрасывает последнего оставшегося в коридоре врага ещё одной банкой с маслом, и коридор подсвечивается ещё на один следующий раунд. Одну собаку удаётся заковырять, а по второй все начинают мазать. Как раз вовремя кто-то вспоминает про проверку боевого духа, и я делаю сразу две — за забытую ранее — успех, и вторую — провал для собаки и она удирает, провоцируя атаку от Энид, которая наконец-то наносит больше 1 урона и сильно рассекает собаке бедро, к сожалению не смертельно, и та поскуливая удирает на полной скорости.

Бой окончен. 80 опыта на всех. Группа приводит в чувства своих упавших, отдаёт почести павшему Мелноту: Шнырь кладёт ему на глаза два медяка, воительница забирает его меч, чтобы передать вдове. Вор ещё пошарил в его карманах, но залог наёмник успел оставить дома. На убитых врагах — простое оружие и какие-то побрякушки стоимостью парю медяков, которые группа не подбирает. Поблизости — колонны с дверями, которые ранее не были открыты. После отдыха Энид срывает обе, раздаётся ужасный грохот по всей пещере, а за дверями почти ничего: деревянные миски и вёдра. Группа меняет масло в лампе.

Не смотря на тяжёлые ранение у двоих персонажей, решено разведывать север. С того места, где были потушены курительницы, перекрывавшие запах канализации от реки. Шнырь идёт первым с Энид, просматривая и прощупывая пол. В узком коридоре множество ячеек со свечами, заставленными экранами из цветных стёкол. Почти все разбиты, но Шнырь отыскивает 4 целых и аккуратно пакует себе. Бладхаунд прихватывает коробку с благовониями, ранее оставленную под курительницами. Группа натыкается на чьи-то следы: корочка хлеба, свежая, даже мягкая и грязные бумажные обёртки.

Коридор выходит к ещё одной комнате с бойницами и видом на реку, Шнырь аккуратно зеркалом смотрит за углы: слева тупик, на стене держатель для факела, справа опускная решётка, закрытая наполовину, сразу налево за ней — широкие мраморные ступени, ведущие к реке, а прямо виден проход вдоль внешней стены здания и дверь.

О двери и проходе дальше я забыл рассказать, извините. Нас отвлёк эльф…

Пока вор щупает гнилой ковёр за опускной решёткой шестом, бравый эльф с ходу крутит держатель факела и открывает за ним скрытый проход. В открывшейся комнате стоит стол и фонарём, на противоположной стене виден рычаг. Из комнаты есть проход куда-то на юг. Бладхаунд кродётсо, готовый отпрыгнуть в любой момент от любой беды. За ним кродётсо Пеня. Ну вы помните, как он кродётсо. Фонарь заправлен на 4/6 (меня поправляют — это 2/3), на столе также лежит трут и кремень. Комната на юг ведёт в оружейную!

«Тут есть двуручный меч?», спрашивает Энид. Я списываю 10 минут на осмотр комнаты и перечисляю всё, что есть. Есть шесть полных великолепных чёрных лакированных доспехов со встроенными масками чумного доктора… «Тут есть двуручный меч?» … защищающие как чешуйчатый доспех (КБ 6, маску можно снять и надеть обычный шлем). Есть также восемь коротких луков искусного изготовления (стреляют так же, стоят дороже), четыре копья и шесть скимитаров. «А двуручный меч?» Нет. Двуручников тут нет. =(

Сооружая из копий носилки и впрягая в это пленную свинью, группа выносит всё награбленное из подземелья.

435 опыта каждому из 7-ых выживших.

Продают награбленное, принимают ванну, отмываясь от запаха канализации и пещерной грязи. 16 камней со статуи складывают в кубышку Шныря. За 600 золотых монет удаётся продать юриспрудыню аптекарю. Вор искусно убеждает поднять цену с 500 до 600, показывая свинью, ставшую после этой дыни прямоходящей. С травмами эльфа и воина аптекарь ничего сделать не может, но обещает подумать. Энид отправляет Шныря посмотреть в глаза вдове Мелнота и передать его меч семье.

Бладхаунд заказывает себе шлем в форме совы и гравировкой перьев, а также щит с выгравированными лозами и розой, после чего группа отправляется к дому викария. К востоку от самой деревни, на юг от Канавы (дорога, ведущая к Гуще), ведёт тропинка, петляющая через пастбища, где пасутся овцы, к небольшой хижине с соломенной крышей, служащей домом викария. Викарий, отец Доби, живет здесь вместе со служанкой по имени Мэйбл. Позади хижины находится деревенское кладбище, окружённое внушительными, увитыми плющом стенами. Группа обращает внимание на вырезанные козлиные головы на многих надгробиях.

Из дома выходит сам викарий. Очень простая ряса, и очень непростое серебряное распятие. Шнырь подмечает довольно дорогую обувь, которую викарий поспешно прячет под подолом. Помочь с травмами отец Доби также не может, но обещает навести справки. Выкупить у группы свинью ему не дают — мало предлагает. Ну откуда у бедного викария деньги.

Продолжение следует…


Игра велась через roll20 (камеры опять не работали), аудио-связь через discord

Сессия 06.04.2020 с 20:00 до 23:15

Игра проводится по правилам OSE c дополнением Demihumans of Dolmenwood и моими домашними правилами.

April 8, 2020 · отчёты


Previous:Масло
Next:Астрократер