Сквозь ултанову дверь. Сессия №3

… предыдущая серия.

Про усталость, накопившуюся за час приключений, забыли все. Включая ведущего.

Сессия началась с допроса свиньи — или точнее сказать свина — Семьдесят Шестого, сына её величества отныне покойной Свиноматери, во время которого выяснились его не дюжие замашки тонкого юриста. Отказываясь отвечать на любые вопросы без адвоката, требуя зафиксировать нанесённые ему побои, он захотел было начать хранить молчание, однако кинжал вора у его глазницы быстро переубедил юного правовика, и были добыты сведения о врагах белых свиней — черноротых. Гуманоиды с чёрными ртами, общающиеся звуками труб.

Эльф тем временем выковыривал драгоценные камни из глаз масок, выбивающихся из-под одеяния статуи в южном конце театра. Всего было добыто 16 камней.

Грималкин проверил камнем помещение на востоке, камень ударился об обломки мебели, отскочил куда-то, но никаких последствий, к счастью, это не вызвало.

Хобитесса, собиравшая камни для своей пращи по мудрому поручению Шныря, окликнула группу: «я там нашла, мы пропустили…» В комнате с баром, за невзрачным серым гобеленом, слившимся со стеной, группа не заметила проход на запад (ведущий не заметил его на карте на предыдущей сессии). Решено было проверить вначале то место.

Эльф тем временем вырезавший из не загоревшихся обломков из-под сцены что-то напоминающее солнце, приложил его к месту на постаменте под статуей — безрезультатно.

Проходя через пары альков, у свина истребовали толкований: кто это, где это, что тута, но внятных ответов не последовало, свин знал немногое, или вопросы были такими… удалось выяснить лишь где сейчас находится группа — это театр.

Комната на западе от бара была меньшего размера, когда-то меблированной и оклеенной обоями. Сейчас всё было порушено, обои изодраны, на полу валялись странные корки будто от серебряных дынь и снова были обнаружены белые фекалии.

Из комнаты вёл Т-образный перекрёсток, на юг, где в свете фонаря виднелся конец коридора, расширяющийся в каменную пещеру и три каменные колонны, расположившиеся поперёк неё, и на север, где свет выхватил… дерево.

После долгих споров, решено было, что дерево в каменной зале в канализации интереснее каменных колонн в пещере, и группа двинулась на север.

Комната оказалась необычной, треугольной формы, остриём направленная на север, в боковых стенах — двери, но вход в левую преграждали корни дерева, вырвавшиеся из-под каменных плит прямо перед дверью. Дерево было ещё интереснее. Его ветви прогнулись под тяжестью серебряных дынь, а весь пол был усеян поеденными свежими и засохшими корками этих самых дынь. В воздухе царил приятный сладкий аромат.

Бладхаунд с Энид начали осматривать мебель: высокие столы писарей, большой деревянный стол для чтений и тяжёлые деревянные кресла у него. Было найдено несколько промокашек и баночки засохших чернил, которые никого не заинтересовали.

Вор осмотрел засохшую корку дыни и разглядел, что остатки плоти этого фрукта испещрены какими-то письменами.

Воительница разрезала одну из свежих дынь — то же самое, вся плоть испещрена символами и буквами, беспорядочными, не составляющими никаких слов, как косточки в арбузе, которые нельзя вынуть — это вкрапления в плоти дыни.

А вот эльф срубил дыню и отведал её. Короткое помешательство, и группа лицезрела тараторящего, будто в бреду, всевозможные юридические термины Бладхаунда.

Эльф в совершенстве объял знание хитроумного уголовного закона Заяна и ловил себя на том, что часто классифицирует свои действия заголовками этого странного Уголовного кодекса, задавая такие вопросы, как «было ли то, что он только что сделал, ничтожно мерзко или всего лишь противно постфактум?» Отныне прения спорящих юристов будут время от времени звучать в его сознании, и он обнаружит, что имеет своё собственное мнение по любым и особенно тайным вопросам юриспруденции.

Шнырь решил не рисковать и просто положил свежую дыню к себе в сумку.

Пока между Энид и прочими членами развернулся спор о целесообразности и этичности прорубания корней для доступа к западной двери, Шнырь, осторожно, осматривая всё подряд, открывает восточную дверь, полную пустых полок и разбросанных по полу обложек с вырванными кем-то страницами, и отыскивает на полу три дорогостоящие обложки, прикарманивает их себе.

В этот момент с севера слышатся порхания крыльев, и в зал влетают четыре комка вороньих перьев, каждый отливающий свои цветом. Нет ни клювов, ни лап, лишь один огромный глаз, который грозно зыркает на всех в комнате.

«Вороны» выигрывают инициативу и грозно смотрят на избранных персонажей, сразу двое из них вперивают свой безжалостный взгляд в свина, который падает на колени и начинает хныкать.

Эльф решает атаковать и промахивается. Пеня пуляет в один из комков камень из пращи, попадание. Начинается бой (а ведущий и все остальные радостно забывают об усталости, бросая на урон без штрафа, а на попадание старядами и вовсе с бонусом из-за небольших расстояний в помещении.

Шнырь в первом своём раунде защищается зеркалом, пытаясь обернуть взгляд, павший на него в самом начале, против воронов, а затем, видимо непрофильной рукой, метает кинжал, критический промах (а расстояние у нас тут читай «все впритык, а вороны чуть выше») и кубики решают, что кинжал вонзается в бедного Бладхаунда.

Три ворона повержены, и последний пытается смыться. Безжалостная воительница выпрашивает у ведущего атаку по убегающему и метко поражает цель на границе света фонаря (кстати, надо понять всё же, это фонарь направленный или всё-вокруг-освещающий ;)

Все вороны отливают теми же цветами, что и ранее найденные Энид крылья и она собирает три близлежащие тушки себе (по 10 фунтов каждая) — особенно ей приглянулись перья с золотым отливом.

Споры о необходимости пробиться к северо-западной двери не утихают, а группа направляется на север, по длинному проходу и выходит в узкую комнату, вытянувшуюся вдоль канализационного канала (с востока на запад), виднеющегося через бойницы, через которые сюда проникает свет. На улице почти полдень, стоит мягкая весенняя погода. Лишь порывы ветра завывают сильнее и громче, чем будь группа сейчас в Гладороге.

Помимо узких бойниц, в комнате лишь два держателя под факелы: на восточной и западной стенах. Группа экспериментирует с ними, но не долго — втыкает факелы, зажигает их и тушит. Рядом с восточным канделябром обнаруживаются царапины. Не как от когтей, а прочерченные какой-то пластиной. Энид убеждает группу, что комната не имеет смысла, если в ней нет ещё одного прохода. Пеня оперативно простукивает комнату по периметру — безрезультатно — везде толстый каменный блок.

Делать нечего, группа решает исследовать пещеру с колоннами на юге. На колоннах вырезано кольцо скорбных лиц, образующих своеобразный триптих. Кольцо из лиц расположено в 9 футах над землёй, и из лиц текут ручейки слёз, обегая небольшие металлические двери в основании каждой колонны.

Вор осматривает двери, смазывает проржавевшие петли маслом и вскрывает одну из них. За ней — ведро и деревянная чаша. Остальные двери вскрыть отмычкой не удаётся, и Энид пытается открыть их грубой силой. От каждой попытки по каверне разносится жуткий шум.

Эльф с амулетом инфракрасного зрения обходит колонны, за которыми расположилась лестница к естественному скальному уступу высотой 10 футов. Он взбирается наверх и видит продолжение пещеры, сужающееся на юго-востоке и уходящее в проход далеко за пределы его зрения.

Очередная попытка взломать грубой силой дверь, и эльф, кажется, слышит звук трубы. Он продолжает всматриваться в темноту. Ещё один лязг дверью, и вот из темноты в сторону эльфа выходит группа с факелом. Он успевает насчитать четырёх гуманоидов в сопровождении двух собак и ретируется к своим, пользуясь выигранным сюрприз раундом, предупреждает группу.

Группа стоит на севере от колонн, а по бокам колонны обступают 6 людей, похожих на тех, что были повешены у входа в канализацию, только рты их окрашены чем-то чёрным. Одеты они в рваное тряпьё, у каждого их них на поясе или плече весит тот или иной духовой инструмент. Двоих из них сопровождают очень необычные собаки. Гончие с головами, напоминающие черепа лошадей.

Продолжение следует…


Игра велась через roll20 (в этот раз я решил не включать камеру, потому что roll20, пошёл ты на хрен), аудио-связь через discord

Сессия 22.02.2020 с 20:00 до 23:00

Игра проводится по правилам OSE c дополнением Demihumans of Dolmenwood и моими домашними правилами.

February 23, 2020 · отчёты


Previous:Сквозь ултанову дверь. Сессия №2
Next:DIY: советы и ресурсы