Сквозь ултанову дверь. Сессия №2

… предыдущая серия.

Хотя под каждым висельником располагалось по капкану, не все они захлопнулись от падения тел сверху. Один лишь лязгнул металлом, послышались стоны, и что-то зашевелилось в соломе около него.

Шнырь разгрёб шестом и увидел человека с протезом, раздробленным капканом.

Сколько пролежал тут этот человек понять не удалось, одно было ясно — он точно заплатил 10зм за вход Ултану. Так к группе присоединился ещё один персонаж (пропустивший первую сессию, которого срочно нужно было вводить за 30 минут до начала второй. Он играл у меня ранее и в своей последней сессии потерял ногу.)

Протез так и не был приобретён, первую сессию он пропустил, поэтому я без сожаления отнял у него «новенький протез» на старте.

Пока Шнырь, прослушивал дверь на западе и рассматривал слабые колыхания далёкого света в щели под дверью, Бладхаунд начал обследование комнат на балюстраде. Сперва северная. Внутри обнаружилась спальня с изорванным балдахином, матрасом и бельём, разбитое зеркало на стене и некогда прекрасный, но теперь исцарапанный комод. Эльф поддел крышку комода, которая отварилась и рухнула с петель, заставив остальную группу подняться наверх. Надо заметить, что эльф — обладатель амулета инфравиденья, поэтому в фонаре, который таскал Шнырь, не нуждался. Остальным же приходилось таскаться за вором с источником света. Комод оказался пустым, но пнув нижний ящик, эльф услышал, как что-то покатилось. В ящике, однако, ничего не обнаружилось. Поддев двойное дно, эльф нашёл небольшой бочонок без крышки на внутренней стороне имеющий рисунок в виде золотой паутины. К сожалению, обнаруживать магию никто в группе не умеет, поэтом подошедший к тому моменту на сессию грималкин Пеня Сасакин обследовал предмет на наличие тайных проходов. Ничего. Энид наполнила бочонок водой, но пить сама отказалась, вызвался Пеня, предварительно макнувший туда пальчик и лизнувший его, а затем выпивший всё содержимое. Никаких видимых последствий. После чего Пеня прикарманил бочонок себе.

Бладхаунд на всякий случай простучал стенку за разбитым зеркалом, также безрезультатно. Подобрав самый большой осколок и предложив Шнырю примерить одну из масок с клювом, эльф заставил его посмотреться туда. Ничего не произошло.

Пока остальная группа переворачивала постель, Бладхаунд двинулся осматривать остальные комнаты балюстрады. В комнате на юго-востоке было всё то же самое, что и в северной комнате, за исключением шкафа. В комнате на юго-западе было поинтереснее. Стены комнаты были когда-то украшены малиновыми гобеленами, теперь изорванными, кровать тоже эта участь не избежала, рядом с кроватью — тумбочка, в ногах кровати — сундук.

В этот момент в комнату забежал грималкин и стал жадно внюхиваться, подбежав к сундуку. В нос ему ударил запах фекалий, белых фекалий, которыми были измазаны бельё и матрас. Следом зашёл вор и заприметил на тумбочке маленькое разбитое зеркальце в красивой рамке. Приценившись, Шнырь забрал рамку себе. Бладхаунд проверил сундук — пусто. Вся группа двинулась вниз и решила идти на запад в дверь, рядом с заваленной дверью.

Новое помещение оказалось проходным. Коридоры уходили на север и запад. По полу тянулась красная дорожка кафеля. Две латунные курительницы свисали по бокам от северного коридора, зажжённые кем-то, видимо это они отбрасывали слабый свет в щель под дверью. Пахло приятно, но незнакомо, никто не знал этого запаха. Вдоль южной стороны комнаты расположился длинный и высокий стол с мраморной столешницей, весь усеянный разбитыми керамическими чашами, пеплом из них, разбитыми декоративными веерами, погремушками, лентами с колокольчиками и бубенцами. В углу комнаты притаилась маленькая металлическая коробка.

Задаётся вопросом эльф.Задаётся вопросом эльф.

Кто-то стал тушить курительницы, наполняя помещение дымом, который утягивало на север, Энид рассматривала бардак на столе, заметив, что ленты изорваны и сорваны откуда-то выше, над столом, Шнырь проверил коробку на наличие ловушек и не разглядев опасности, открыл её отмычкой. Внутри обнаружились высохшие брикеты благовоний. Верх крышки украшала маска с клювом. Дым затушенных курительниц уже рассеялся и из северного коридора потянуло запахом канализации.

Осторожно из-за угла разглядев комнату на западе, куда вёл короткий коридор, Шнырь прокрался туда и увидел мраморный бар во всю длину комнаты и завешенный чёрной изорванной тканью проход на юг, через резную каменную арку. Арка украшена резными фигурами артистов в масках, некоторые из них на ходулях, другие дышат пламенем или жонглируют ножами, в то время как другие фигуры без масок бегут перед ними или стоят на коленях в отчаянии. Подтянулась остальная группа.

Агатовые глаза на кубках.Агатовые глаза на кубках.

Бладхаунд через дыры в занавесе рассмотрел ряд парных альков в коридоре на юге, Шнырь обнаружил за баром сваленный в кучу мусор и обломки бара, сверху было нагажено белым, но он пошурудил там своим шестом и обнаружил два ценных кубка с изображением лиц с мерцающими агатовыми глазами, которые прикарманил себе.

За занавесом, красная дорожка плитки вела через 4 пары альков с фресками и упиралась в ещё один чёрный занавес.

Первые альковы: в западной нише голый и иссохший старик одной рукой вытаскивает из открытого рта моток ниток, другой распутывает его. В восточном алькове эти нити спускаются сверху в городскую сцену на рассвете, каждая прикреплена к одной из изображенных фигур. Некоторые неторопливо просыпаются в луковичных куполообразных комнатах и зелёных садах, которые находятся выше, в то время как внизу люди работают в небольших дворах и узких магазинах.

Вторые альковы: в западном алькове группа марионеток в масках выглядывает, будто озорные дети, из-за одежд высокой женской фигуры с шестью клювами, похожими на головы воронов. Марионетки тянут за собой верёвочки. В восточном алькове толпы высоких и гибких фигур с цветами в волосах несутся по холмистой улице к массивным дверям, украшенным изображением все той же многоголовой женщины.

Третьи альковы: в западном алькове две фигуры в священнических одеяниях спорят перед открытой книгой, в то время как писцы записывают речи на огромных свитках пергамента. На восточном алькове жалкие фигуры подвергаются наказаниям, таким, что даже самый изобретательный мучитель позеленел бы от зависти. Некоторые карабкаются прочь от раскаленных углей, вращая огромное колесо, чтобы спастись от лижущего пламени, в то время как другие с открытыми язвами осаждаются пчёлами, которые гнездятся в париках этих несчастных.

Четвёртые альковы: в западном алькове фигура в жреческом облачении в маске с клювом управляет жертвоприношением какого-то убитого зверя на большом алтаре в тёмной подземной пещере. В восточном алькове фигура в папской короне и длинных одеждах восседает на луковичном чудовище с паучьими лапами. Он выходит из тени, двигаясь вперед, чтобы потребовать жертву в противоположном алькове. Его рот открыт в восторженном ожидании.

Подивившись и рассмотревши фрески, группа подошла к занавесу. Уже на подходе к 4-ой паре, стал слышится запах скота. Эльф попросил приглушить лампу и глянул через прорези занавеса в следующую комнату. Вытянутый зал с ярусами трибун по периметру, в конце — высокая статуя на пьедестале, а по центру — деревянная сцена, заткнутая со всех сторон мусором. Инфракрасный спектр показал высокую температуру у всей этой массы под сценой.

Выйдя из арки под трибунами, Бладхаунд попадает в засаду. Буквально за шаг до этого он услышал какие-то хрюканья и хихиканья, поэтом сюрприза не случилось, и эльф мгновенно ретируется обратно в коридор, едва заметив группу прямоходящих свиней, бегущих на него с флангов.

На ходу опытный эльф выхватывает склянку масла и будто на тарзанке проносится на чёрном занавесе к своим, срывая его и запутывая первых двух свиней. Шнырь всё видит, они с эльфом понимают друг друга без слов. Окошко лампы открыто, эльф суёт туда край фитиля с колбы и метает в запутавшихся в ткани свиней (позже их окрестят СвиНагами и даже СвиНОГами). Запах бекона заполоняет коридор, на всю высоту прохода поднимается пламя, загораживающее группу от нападающих свиней.

Внезапно из-под ткани выползает лишь слегка подпалённая свинога и бросается на приключенцев. Вор и эльф вжимаются в альковы, давая проход Кху Яму IV с двуручным топором наперевес. Свинога лягает свою пару в живот, пытаясь выпутаться и выскользнуть из-под ткани, та падает и больше не встаёт, догорая и привнося новые ароматы в это узкое пространство. Начинается затяжной бой.

Все, кто имеют дальнобойное оружие, бросают всё и хватаются за снаряды, поливают свинью выстрелами. Бедная хобитесса Семперфри, начинает рыскать по полу в поисках камней, заранее она ничего не припасла, будет терять каждый второй раунд на поиски.

Воин, пусть и в коже, успешно держит удар свиноги, но не долго — под градом стрел та оседает, пламя над горящей свиньёй чуть успокаивается, и группа начинает расстрел остальных свиног, которые и не думают сдаваться. Они верят, сейчас пламя догорит, и можно будет разорвать чужаков. Будто прочитав их мысли или поддавшись на уговоры Энид (НЕ ЖАЛЕЙ МАСЛА!), Бладхаунд играет в боулинг ещё одной колбой с фитилём, ловко поджигая её от догорающей свиньи и врезаясь в свинокегли в конце коридора. Взрыв, еще одна обугленная рулька и снова столп пламени, мешающий свиногам пройти. Расстрел! Фух! Бой окончен, 7 тел свиног в коридоре.

Воина отпаивают смесью из двух склянок. Одна для лечения, вторая помогает не заснуть от первой. От нектара в сон вроде бы не клонит, но воин выпивает тоник следом, видимо на всякий случай. Защитит от будущего паралича.

Часть группы выходит в зал и осматривается. Пеня продолжает прятаться за Энид в коридоре, темнокожая воительница подбирает топор, брошенный в начале схватки, наёмник Мелнот при ней же.

Зал представляет собой сцену и 3 яруса трибун по всему периметру. Лишь на юге, где нет трибун, возвышается статуя из базальта. Она изображает фигуру в мантии в маске с длинным клювом. Статуя раздвигает свои одежды, и десятки маленьких масок с клювами выглядывают из темноты под ними, пытаясь протиснуться. Ляпис-лазурь окаймляет её одеяния, а глаза масок сверкают полированными сердоликами и перидотами. Кубический постамент, на котором стоит статуя, покрыт закрученными формами.

Деревянная сцена высотой 3′ в центре комнаты уже не та, что прежде и разрушается в нескольких местах. В проёме под ней со всех сторон торчит солома, гниющие ткани, бумага и сломанная мебель. В некоторых местах видны отверстия тоннелей ведущих внутрь. Всё влажное от жидкостей и последа свиней.

На востоке комнаты — ещё одна арка под трибунами, ведущая в другое помещение. Шнырь прислушивается, что там. А ничего, зато он слышит хрюканья-хихиканье из под сцены и начинается новый бой. Вор не успевает никого предупредить, и кроме него в сюрприз раунде будут действовать ещё 8 свиног!

Ловко, продолжая держать фонарь за кольцо, вор пускает стрелу в первую свинью. Остужая её пыл навсегда. Свиньи набрасываются на всех, кто успел войти в комнату по две. На эльфа нападают сразу три свиньи и сильно его кусают.

Энид чертыхается и вновь бросает топор, благо лук не выпущен из рук, и в первый же раунд стрела может быть выпущена. Мелнот бросается бой, а грималкин зачем-то начинает рыться в рюкзаке. У него созрел план! Остальные, кто в комнате, отражают удары и рубятся в ответ. Шнырь кидается обратно в коридор, вжимаясь в альков. За ним гонится свинога и пытается отнять фонарь. Но наш вор ловок (1 очко опыта до 4-го уровня!). Свиней кромсают и успешно расстреливают (у 4-х из них наролилось по 1 очку здоровья!) Пеня наконец-то нашёл верёвку и скрутил лассо, когда вор с луком и лампой в руках, не в силах действовать по-другому, плечом толкает свиногу и валит её. Грималкин без труда арканит и вяжет свиногу. Все остальные свиньи мертвы. Фух! Бой окончен.

Свинога. Juri T (Пеня Сасакин) 2020Свинога. Juri T (Пеня Сасакин) 2020

Шнырь в чувствах поджигает колбу с маслом и под крики товарищей «ПОДОЖДИ, ТАМ ЖЕ МОГУТ БЫТЬ СОКРОВИЩА!» метает её в один из туннелей под сценой. Несмотря на очень сильную влажность внутри, сцена всё-таки разгорается, а пленённая свинога начинает рваться туда, визжать и плакать. Из под сцены издаётся ни то рёв, ни то вой с протяжным хрюканьем, когда пламя окутывает её полностью. Но вскоре всё стихает (королева-свиноматка с КЗ12 повержена, и группа получает (7+8) х 5 + 1100 опыта на 7-ых).

Персонажи обнаруживают чёрные перья на земле у восточного прохода (случайка: следы). Энид подбирает 4 пера.

Шнырь обследует пьедестал статуи и обнаруживает что, небольшой кусок в форме солнца отсутствует. Энид задаётся вопросом, разумная ли свинога. Все персонажи чувствуют усталость (прошёл 1 час с момента прохода через дверь у Ултана).

Продолжение следует…


Игра велась через roll20 с камерами (roll20 показывал нас друг-другу выборочно), аудио-связь через discord

Сессия 01.02.2020 с 20:00 до 23:45

Игра проводится по правилам OSE c дополнением Demihumans of Dolmenwood и моими домашними правилами.

February 2, 2020 · отчёты


Previous:Сквозь ултанову дверь. Сессия №1
Next:Сквозь ултанову дверь. Сессия №3